В связи с тем, что у АМС в жизни очень сильные изменения форум переходит в неактивный режим. Для желающих играть дальше и продолжать верить - мы только рады поддержать вас и не будем закрывать форум совсем, но, к сожалению, много времени уделять не сможем. Для партнеров - мы поймём, если Вы решите разорвать партнерство и надеемся, что всё будет возможно возобновить, когда ситуация изменится. Спасибо за внимание!
286 г. от З.Э.. 1 - 4й месяца. Зима. Север, Долина Аррен и Речные земли тонут в снегу. Западные, Королевские и Штормовые земли переживают сильнейшие заморозки, грозящие остановкой речного движения. В Дорне наоборот засушливо и тепло. Заливы сковали льды и в море встречаются льдины.
False Spring
Отвечает за приемную, вопросы по матчасти
и сюжет.
Skype: np_denzel
Weirdwood
Следит за порядком на форуме, ответственный мастер графики. Главный по рекламе
ICQ: 420056923

Time After Time | A Song of Ice and Fire

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Time After Time | A Song of Ice and Fire » Год Ложной Весны » Семейные ценности [The Lannisters / 1 месяц 286]


Семейные ценности [The Lannisters / 1 месяц 286]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Cersei, Jaime & Gerion Lannister

Краткое описание: в конце 285 года Джейме был лишён белого плаща. Пришло время это исправить назад.

Место действия: солярий королевы Серсеи

Примерная дата события: где-то около второй недели первого месяца 286 года. Послеобеденный день.

+1

2

Огромный живот королевы Серсеи мешался бы какой угодно другой женщине, но не его обладательнице. Буквально за месяц до предполагаемых родов Роберт, быдло-боров с большой буквы "Б" (Баратеон! А вы что подумали?...) лишил белого плаща Джейме. И, конечно, чтобы сохранить лицо, Тайвин Ланнистер сделал вид, что так и должно было быть, что это - лишь часть договорённостей Ланнистеров с короной. Как бы не так. Роберта просто тошнило от вида Джейме и от его довольной физиономии - конечно, Его Величество не знал о том, что довольной физиономия Джейме Ланнистера была от другого. Он ждал рождения своего первенца, как и королева Серсея. Тем не менее, просто так избавиться от лучшего мечника Вестероса - это же каким дураком круглым надо быть... И Серсея решила действовать, собрав в своём солярии двух Ланнистеров, которым ей было, что предложить.
Прежде, чем проводить тайное совещание, конечно, она убедилась, что в солярии и в покоях никого нет. Обыскала все шкафы, обшарила все сундуки, выгнала поганой метлой девчонку, таскавшую ей фрукты, спустила с лестницы служанку постарше - правда, в переносном смысле слова. Отправила стражника удостовериться, что Роберт занят, а узнав, что не занят, выдала два золотых оленя на лучшую шлюху в городе. Этот брак держался исключительно на ненависти, а мир в Семи Королевствах - на этом браке. Как там, черепаха, три кита, слон и огромный диск?...
- Пошла вон, - миролюбиво улыбнулась Серсея последней из трёх служанок, которая не отлипала от королевы ни на секунду. Огромный живот подозрительно задорно булькнул, и Её Величество прибавила:
- Сейчас же. Иначе прикажу оторвать тебе ногу. Левую. Хорошего дня и доброго вечера...
Девчонку как ветром сдуло. Может, ей хватит ума пойти в сторону постели Роберта. Сегодня она мужа ещё не видела, а это значит, что у молодухи есть весьма существенные шансы на повышение жалования и на становление следующим полузвеном в пищевой цепочке.
Серсея самостоятельно не без труда устроилась на стуле около огромного круглого стола. Голова кипела от мыслей и закипала; и ей требовалось двое мужчин, чтобы расставить точки над одной из букв общего алфавита.
Над той, над которой их было две. Она буркнула ругательство себе под нос, положила руку на огромный живот и заговорила с ним, успокаивая себя и расслабляя мозги. Не получалось.

+2

3

- Моя королева… - с виду лишение Джейме Ланнистера Белого плаща, событие само по себе неординарное, не слишком-то и поколебало его уверенность в себе. Он вошел в покои Серсеи, облаченный в красно-золотые цвета Ланнистеров, мягко ступая высокими охотничьими сапогами по коврам. Все тот же горделивый профиль, все то же слегка отстраненное выражение на лице, которое недругами воспринималось как проявление высокомерия.
Нет, трагедии в его жизни не произошло, хотя самому себе Молодой Лев мог признаться, что изгнание из числа королевских гвардейцев окончательно разрушило его представления об идеалах рыцарства и братства. Тем более, что насколько ему было известно, никто из гвардейцев не подал свой голос в его защиту, не попытался образумит короля, расстаравшегося и предпринявшего попытку обставить это событие так, чтобы как можно сильнее задеть брата своей супруги.
Нет идеалов, нет братства… Все, о чем он мечтал в детстве, оказалось ложью, миражом. И если уж ему, самому юному гвардейцу в истории, было суждено покинуть ряды Белых Плащей под молчаливое одобрение тех, кто счел предательство брата более выгодным, нежели попытку подать голос против воли короля, то… Нет, Джейме себя не обманывал. Окажись он на их месте, он бы не промолчал, но по большей части вовсе не из-за беспокойства за судьбу изгоняемого, а для того, чтобы лишний раз позлить Роберта Баратеона, Его Милость.
Угроза отмщения отныне повисла на каждом причастном к его унижению, которое было тем более некстати, поскольку Серсея должна была вот-вот родить первенца, а Тайвин Ланнистер, не стерпевший бы любого другого оскорбления, нанесенного семье короной, в этом конкретном случае промолчит, ибо все происходящее соответствовало его собственным плана на сына. Пожалуй, отец только тем ныне и занят, что просчитывает в своей умной голове те или иные выгоды, которые может получить от бракосочетания старшего сына.
- Должен напомнить тебе, что отныне я лишен возможности появляться в этих покоях без приглашения. Как выразился твой супруг: «Я вдоволь надышался запахом измены, которым ты смердишь, Ланнистер». Забавно, что эти слова произнес человек, получивший корону в результате собственного восстания и моей измены, правда? – Джейме белозубо улыбнулся.

+2

4

Звук шагов эхом разносился под стрельчатыми сводами коридора. Герион, одетый в тёмно-алый камзол, твёрдо и уверенно продвигался вперёд, ничем не выдавая внутреннего неуюта – Красный замок претил ему. Причина тому крылась, конечно же, вовсе не в архитектурных решениях и личных предпочтениях – гостевание под кровом Оленя, пускай даже и скоротечное, приходилось Ланнистеру не по душе.
Прежде данная резиденция принадлежала Таргариенам, а Роберт Баратеон был известен только как лорд Штормового Предела. Тогда Герион отдавал ему должное и признавал достоинства, но ныне позиция эта не имела былой силы: некогда славный воин перекинулся в никчёмного короля и скверного мужа. Последний факт, конечно же, едва ли занимал Гериона, если бы счастливой супругой стала не его племянница, а кто-то ещё. 
От Серсеи, собственно, Герион Ланнистер и получил письмо с просьбой явиться ко двору. Причины неотложному делу в нём указано не было, однако рыцарь слышал о том, что произошло с Джейме, и смутно, но всё же мог предположить. Оказаться рядом «дядя Гери» был готов в любом случае: с детьми брата он был намного более близок, чем с ним самим.
Проводив взглядом хорошенькую служанку, Герион преодолел ряд ступенек  и, предупредив присутствующих за дверью громким стуком, ступил за порог. Убранство комнаты кричало о богатстве и роскоши, однако взгляд непреложно притягивался Серсеей – молодой, красивой и необкновенной в своём положении, невиданном ранее Герионом.
– Моя королева, – обратился рыцарь к племяннице и  сдержанно поклонился, – Вы цветёте день ото дня.
– Сир Джейме, – повернувшись к первенцу брата, он кивнул и ему.
Выпрямившись, Герион замер, и лишь тогда на его лице появилась лёгкая, чуть насмешливая улыбка.

+2

5

- Тихо, тихо, - рассеянно шепнула королева, потому что ребёнок в животе резко выдал счастливой будущей мамочки пинка. Тот, кто рос внутри Серсеи, был определённо очень, очень воинственным, потому что пинок был сильным и уже четвёртым за сегодня. Может, там рос истинный сын Джейме, богом которого будет Воин? Потому что если это девочка, то найти ей принца с таким характером будет крайне сложно без золота и короны.
- Это я не тебе. Проходи-садись.
Это уже было обращено к Джейме, которого сильно изменило отсутствие белого плаща и золотого нагрудника с короной - но только чисто внешне. Внутренне он оставался тем же любимцем королевы и ненавистным чирием на заднице короля. Красивым чирием, с золотым гноем.
- Лучше напомни мне, когда я освобожусь от пуза? Это невыносимо! Целыми днями ребёнок пинается, и я не могу нормально заснуть! - Серсея не ныла. Серсея изъясняла свои проблемы в приказном тоне. Пузо успокоилось.
- Ладно, в пекло пузо, в пекло Роберта... Я отослала к нему пять лучших найденных мной же шлюх. Надеюсь, он затрахается в прямом смысле слова. А мы с тобой ожидаем... Дядя Герион! Заходите скорее!
Её Милость с трудом находила в себе силы, чтобы улыбаться, а не метаться (кататься, потому что круглая) по комнате с криками, местами неприличного и пошло-грубого содержания. Её клонило в сон, подташнивало, настроение скакало, как та самая свеженанятая проститутка для короля, но нужно было решать проблему, которая назрела и вот-вот грозилась взорваться, как горшок с диким огнём.
- Джейме, как известно, лишён своего поста. Минус один Ланнистер в Гавани. Поэтому я вас обоих и собрала у себя - если мы спустим всё это на тормозах, то скоро малыш Ренли будет новым Десницей, а Тайвина запрут на Утёсе. Какие будут предложения?
Серсея очень хотела услышать какой-нибудь готовый план. Но внутренняя богиня подсказывала, что снова придётся быть мужиком...

+2

6

К жалобам сестры на тяжесть бремени беременности Джейме относился с сочувствием, но советов предпочитал не давать. Он все-таки не был мейстером и мало что смыслил в том, насколько тяжело женщинам вынашивать ребенка. В особенности – первенца. Зато он лучше кого бы то ни было знал, как королева желала это дитя и на что была готова ради того, чтобы, наконец, понести.
- Великий мейстер говорил, что еще около месяца, - именно на этих словах Цареубийцы к брату и сестре присоединился их дядя, прозванный Смеющимся Львом, хотя Герион Ланнистер умел не только улыбаться. В противном случае он вряд ли сейчас оказался бы здесь.
- Здравствуй, дядя, - улыбаться младшему брату отца можно было вполне искренне. Это Тайвин Ланнистер не поощрял улыбок, в особенности после того как овдовел. Отец обладал потрясающим умением внушить одним взглядом стоящему напротив человеку, что он, этот человек, круглый болван и тупица, на которого совершенно напрасно переводят харчи. Молодой Лев этот взгляд ненавидел.
- Что ж, предложения… Признаюсь, мне порядком надоело жить в ожидании того, когда за мной явится десяток золотых плащей, чтобы объявить, что Его Милости твоему супругу… - Джейме поклонился сестре, –… осточертело терпеть меня не только в рядах своих гвардейцев, но и внутри городских стен твоей столицы.
Как именно себя повести, если нечто подобное все-таки произойдет, он пока не знал. Вероятно, все будет зависеть от того, в каком настроении в этот момент будет пребывать сам Джейме. В одном он был уверен – Роберт Баратеон не упустит возможности обвинить его в мятеже и бросить в темницу. Обезглавить не решится – велик риск навлечь на себя гнев не только дома Ланнистеров, но и столкнуться с прочими великими домами. Не из-за жизни Цареубийцы, нет. Так высоко себя Ланнистер не ценил, хотя мог бы. Просто он всерьез рассчитывал на то, что в Семи Королевствах достаточно умных голов, способных понимать, куда ведет страну нынешний монарх.
- Если бы я был уверен в том, что ты в безопасности, то не остался бы здесь на положении праздношатающегося, а отправился бы в Утес Кастерли, взял у отца тысячу конных и для начала навел бы порядок на побережьях. Железнорожденные не сегодня так завтра начнут грабить наши прибрежные города от Стены до Дорна, но у короля есть иные заботы…

+2

7

– С твоего позволения, моя королева, – кивнув племяннице головой, Герион преодолел расстояние, разделявшее его от стола, и щедро плеснул себе вина из штофа. В горле саднило от жажды, а слушалось и думалось при таком раскладе обычно тяжко.
Чуть взболтнув содержимое кубка, Герион неспешно осушил последний и, чувствуя себя однозначно лучше прежнего, вернулся на былое место. Серсея, то белевшая, то красневшая (видимо, беременность  давала знать о себе не только увеличившимся животом), начала говорить о короле и о том, что дела у них – читай «у Ланнистеров» – складываются не в лучшую сторону. Рыцарь, скрестив руки на груди, хмурился. Хмурился потому, что в подобных делах смыслил мало – его уделом был меч.
– Ренли – сосунок, – подметил мужчина, не стесняясь в выражениях, – и о нём пока не стоит беспокоиться всерьёз.
«Чего нельзя сказать об инциденте с Джейме, – про себя закончил Герион». Он действительно находил подобные королевские «знаки внимания» весьма тревожными, однако о том, что легло в основу нетерпимости Баратеона к племяннику, мог лишь догадываться. Слухи ходили разные…
– Предложения, – задумчиво вторил старший Ланнистер племяннице и замолк, упёршись тяжёлым взглядом в штоф с вином. Нет, пить он больше не хотел, однако глазам нужно было за что-то зацепиться.
– Доказать свою незаменимость, – Герион не любил заниматься лизоблюдством и кому-то что-то доказывать, однако выходов из ситуации, казалось, было не так много, – укрепить свои позиции при дворе.
На некоторое время рыцарь замолчал, прислушиваясь к Джейме. Последний был прав: набеги с моря участились. Король бездействовал. Однако…
– Что сейчас творится в Малом совете? – переведя взгляд с племянника на Серсею, спросил Герион. Это не делало ему чести, однако в положении дел на действующий момент он не был совсем уверен.

+2


Вы здесь » Time After Time | A Song of Ice and Fire » Год Ложной Весны » Семейные ценности [The Lannisters / 1 месяц 286]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC