В связи с тем, что у АМС в жизни очень сильные изменения форум переходит в неактивный режим. Для желающих играть дальше и продолжать верить - мы только рады поддержать вас и не будем закрывать форум совсем, но, к сожалению, много времени уделять не сможем. Для партнеров - мы поймём, если Вы решите разорвать партнерство и надеемся, что всё будет возможно возобновить, когда ситуация изменится. Спасибо за внимание!
286 г. от З.Э.. 1 - 4й месяца. Зима. Север, Долина Аррен и Речные земли тонут в снегу. Западные, Королевские и Штормовые земли переживают сильнейшие заморозки, грозящие остановкой речного движения. В Дорне наоборот засушливо и тепло. Заливы сковали льды и в море встречаются льдины.
False Spring
Отвечает за приемную, вопросы по матчасти
и сюжет.
Skype: np_denzel
Weirdwood
Следит за порядком на форуме, ответственный мастер графики. Главный по рекламе
ICQ: 420056923

Time After Time | A Song of Ice and Fire

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Time After Time | A Song of Ice and Fire » Год Ложной Весны » show me pain [Gerion&Lyanna, 3мес. 286г.]


show me pain [Gerion&Lyanna, 3мес. 286г.]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Лианна Старк, Герион Ланнистер и чуть позже Оберин Мартелл

Краткое описание: Оберин Мартелл привез в Солнечное Копье свою любовницу  Элларию Сэнд, представив её брату, как свою возлюбленную. Конечно, Лианна Старк, законная жена Красного Змея, очень быстро об этом узнала и закатила мужу скандал, рассказав всё, что она думает по поводу его вечного отсутствия, бастардах, которых Лиа приняла как родных, холодной постели и теперь еще и любовницы. Не желая мириться с такой мужской наглостью, Волчица дождавшись ночи тихо выводит из конюшни своего северного жеребца и уезжает из Дорна, усадив сына перед собой. Никто во всем мире не знает, куда же направилась чрезмерно гордая северянка.

Место действия: Дом Гериона, Западные земли

Примерная дата события: 3й месяц 286 года.

http://s4.uploads.ru/w4FaZ.gifhttps://i.pinimg.com/originals/ed/6f/fc/ed6ffc26cc94579fc419bfc18b88e84e.gifhttp://s5.uploads.ru/Dbgz7.gif

+1

2

А есть наверное и по-удачней расклады
Без лишней жести, которая нам досталась,
Там все случилось не вопреки всему, а как надо,
Так как тут никогда не случалось.
Мы попадем туда после смерти, может быть,
Если будем добрыми и хорошими.
(c)

Бешеная скачка сменилась размеренной рысью, которая так убаюкивала маленького Риккарда. Ночь сверкает миллионами звёзд, которые от лёгкого мороза кажутся ещё ярче. Выдыхая облака пара, едущая на лошади Лианна Старк сильнее прижимает к себе сына и смотрит в тёмное небо. Она уже устала плакать, хоть опухшие глаза и показывают, как старательно она это делала, и теперь лишь молится Старым Богам, думая ою умерших. Ей очень не хватает брата... Наверное впервые за всё время она так остро ощутила, что им уже никогда не увидеться. И снова слёзы потекли по щекам, холодя кожу. Зачем Боги отправили её так далеко от дома, что в важный момент она не смогла быть рядом с семьей?
Но сейчас она снова ехала облачившись в одежды своего Дома и скрепив плащ скалящимся волком. Мелларио и Доран могут сколько угодно говорить, что она прекрасно освоилась в Дорне, но её кожа по-прежнему обгорает под палящим солнцем, а её муж считает её ребенком, неспособным понимать чужие традиции. И если она не нужна собственному мужу, то она прекрасно может быть в любом другом месте. Впрочем, Лиа кривила душой - она знала, что нужна Песчаным Змейкам, которые уже давно приняли её, а маленькая Тиена и недавно прибившая Сарелла называли "мамой". Эти мысли разбивали сердце волчицы вдребезги и она лишь крепче прижимала к себе Рика. Она не могла их забрать... Они не её дети и Оберин сам должен о них заботиться, раз он их привез в Дорн...

Постепенно злоба сменила боль и обиду в сердце девушки. Разум стал проясняться и Лиа осознала, что если она поедет домой, то Оберин быстро её там разыщет - если захочет вообще искать - и вернет назад. Да и в Винтерфелле зададут слишком много вопросов касательно её прибытия. Прятаться у кого-то из вассалов Дорна... Может Оберину и плевать, но Доран попытается её вернуть. Скорее всего из политических чувств, ну да ладно... Доехав до развилки дорог, волчица вдруг усмехнулась и выбрала западное направление. Друг, который не имеет никакой власти над беглянкой. Друг ли - вот и узнаем.

Несколько дней пути, в течении которых Лианна не останавливалась ни в одной таверне, питаясь тем, что мог добыть её лук и останавливаясь лишь в деревнях подальше от дороги для сна и ванны. За кого бы её не принимали, а стелили им с сыном в самых лучших углах дома и в несколько заходов грели на печах воду. И Лианна щедро оплачивала их труд, прежде, чем продолжать свой путь. В свою последнюю остановку, когда до окончания пути оставалось лишь несколько часов, она вновь остановилась и попросила у крестьян бадью с горячей водой, в которую вылила припасенные масла и травы. Приведя себя в вид, достойный принцессы, Лианна сменила волка, держащего плащ на красное солнце с копьем. Сейчас уже всё равно, если её даже кто-то и увидит.
В воротах стража сначала не хотела её пускать, но два года в качестве принцессы помогли Лианне набраться уверенности, научиться стальным ноткам в голосе и научиться незатейливой манипуляции умами находящихся в услужении. Предложив страже оставить её здесь, на морозе с ребенком, пока кто-то узнает у своего хозяина, ждёт ли он гостей, она с напускным равнодушием пожала плечами и заставила коня сделать шаг в сторону. Стражники зашептались о чем-то между собой, пока один не вышел вперед.
- Миледи, я провожу вас во внутренний двор, где вы можете поставить коня отдыхать, а сами не будете на сквозняке и морозе, пока милорд распорядится на ваш счёт.
Лианна снова пожала плечами, продолжая делать вид, что ей совершенно всё равно и чуть тронула каблуками бока коня. Вот насчёт чего-чего, а морозов страж был прав и северянка неожиданно для себя поняла, что мёрзнет. Видимо за два года она позабыла холода севера, променяв их на беспощадное солнце юга.

- Мой господин, к вам приехала какая-то леди, которая назвалась южной волчицей, чтобы это ни значило, - постучав в двери кабинета и приоткрыв двери отчеканил страж. - Она сказала, что ей нужна ваша помощь. Она во дворе у конюшен.. И с ней маленький мальчик.

+1

3

– … тогда найдите ту, что ей понравится, – Герион Ланнистер расположился в громоздком кресле с ножками, выполненными искусным резчиком в виде львиных лап, и угрюмо поглядывал на кастеляна. Солнце уже село, и кабинет погрузился во мрак. Лишь свет свечи рассеивал тьму, играл тенями на усталом, заросшем светлой порослью лице.
Черты Гериона ожесточились, и можно было бы сказать, что в тот момент он походил на своего старшего брата больше, чем когда-либо. Можно было бы, если бы на его коленях не ворочалась кроха меньше года от роду – маленькая, пригожая, с льняными кудряшками и багряно-красным от слёз и жара лицом.
Кормилица Джой исчезла вместе с доезжачим больше недели назад, и с тех пор малышка, мучавшаяся зубами, находила покой только на руках своего отца.
– Если объявятся, выпороть обоих, – устало бросил Герион удалющемуся кастеляну и перевёл взгляд на дочь. Та дёргала его за пату на рукаве камзола и пыталась ухватить симпатичную блестящую пуговицу, видимо, с той целью, чтобы затем отправить её в рот. Мужчина слабо улыбнулся и, перехватив детскую ручонку, аккуратно отвёл её в сторону. Джой не оценила отцовской инициативы, и в следующее мгновение из её припухших глаз вновь хлынули слёзы.
– Тихо, крошка, помолчи, – Герион прижал девочку к себе, чуть покачивая, – папа купит тебе Пересмешника…
Он любил её мать вопреки всему, очень любил, хоть и знал, что им никогда не случится быть вместе. Когда Бриони умерла, его семья вздохнула с облегчением. Он же, казалось, предал земле частицу былого себя. Как там говорится? Мужчины гибнут на поле брани, женщины – на ложе.
– Если Пересмешник не будет петь, папа купит тебе бриллиантовое колечко…
Герион назвал дочь «Джой» –  это имя должно было определить её путь, сделать счастливой. Он знал, что так и будет, пока его сердце бьётся: никто не посмеет обидеть её злым словом и делом. И наплевать со Староместской башни, как на него смотрят семья, знать и поданные.
– Если вдруг кольцо станет латунным, папа купит тебе зеркало...
Из вязкой, словно мёд, полудрёмы, в которую провалился Ланнистер стоило его дочери притихнуть, его выдернул стук в дверь. Выпрямившись в кресле, он подал голос, и в следующее мгновение в кабинете уже стоял посыльный.
– Мой господин, к вам приехала какая-то леди, которая назвалась южной волчицей, чтобы это ни значило…
Некоторое время, нахмурившись, Герион мучительно долго – какая ещё южная волчица…?  –  соображал, пока в его голове не появилось нечто, отдалённое напоминающее озарение.
– Она сказала, что ей нужна ваша помощь. Она во дворе у конюшен.. И с ней маленький мальчик.
– Седьмое пекло, – Герион выругался, когда заёрзавшая дочка вдруг крепко ухватилась за его бороду, – Так почему она ещё у конюшен, балбес? Заморозить её хочешь?
Посыльного как ветром сдуло.
По прошествию некоторого времени в коридоре послышался звук шагов. Стражник отворил дверь, и на пороге со свёртком в руках показалась Лианна Мартелл.
– Леди, – Герион приветливо улыбнулся, будто бы даже не удивившись неожиданному визиту, – какая честь, что Вы решили заглянуть в Коргарф.
– Доложи, чтобы приготовили покои, – отцепив, наконец, ручонку Джой от своей бороды, Ланнистер обратился к стражу, – и приготовили горячего.

Отредактировано Gerion Lannister (2018-01-29 16:09:25)

+1

4

Кажется конюшни всегда везде одинаковы: в них царит полумрак, наполненный фырканием, хрустом пережевываемого сена и запахом соломы, пота и навоза. Лиа, с детства провинившись часто убегавшая прятаться в конюшни очень любила этот запах и он всегда её успокаивал. Она погладила своего жеребца по лоснящемуся боку, наблюдая, как местный конюх задает ему еды и наливает в ведро свежую воду.
Видишь, Рикард, нашего отважного Борея уже удобно устроили на ночь, - потрепав держащегося за юбки сына по голове, тепло произнесла Лианна. - Глядишь и мы скоро поспим на перинах и я расскажу тебе историю лютоволке Старков.
А завтра мы проснемся и мир станет чуточку другим.

- А девочки тоже приедут? - мальчик поднял на маму глаза и у Лианны вновь мучительно сжалось сердце. Ей очень не хватало маленьких змеек Оберина. И сейчас, глядя на сына, который унаследовал её светлую кожу, но темный глаза и волосы Оберина, ей казалось, что это её муж вновь испытывающе глядит на неё глазами Рикарда. Волчица мучительно выдавила из себя улыбку.
- Нет, волчонок, девочки остались с папой и вряд ли они смогут приехать. - подхватив мальчика на руки, Лианна поцеловала его в щеку и двинулась в сторону выхода из конюшен. Ей нужно подышать прохладным воздухом и взять себя в руки. Но не успела она сделать и пару шагов по брусчатке, как перед ней появился посыльный и пригласил следовать за ним.
Согласится ли Герион мне помочь или это была глупая затея? Если нет, то и чёрт с ним, лишь бы не отправил ворона в Дорн, про себя гадала она, ступая по гладким ступеням и красиво украшенным коридорам. По сравнению с Севером замок был украшен богато... По сравнению с Югом, замок был вообще не украшен. Золотая середина, как и сами Львы, с оттенком иронии успела подумать Лианна, прежде чем её путешествие по коридорам и переходам окончилось. Судя по обстановке это кабинет хозяина замка, который... Нянчиться с ребенком?! Лиа не была уверена, что слышала о свадьбе кого-то из Ланнистеров, кроме - конечно же - Серсеи, а иной причины нянчиться с ребенком она не видела. А теперь вспомни своего мужа и выводок твоих приемных дочек. ехидно напомнил внутренний голос, но Лианна решила удержаться от расспросов.

Поставив Рикарда на пол и жестом велев ему занять дальнее кресло Лиа чуть склонила голову. Она уже не была уверена, какие нормы этикета к ней относятся - в Дорне она принцесса, а Доран и Мелларио давно не признают церемониал между ними троими. Но и в тоже самое время сейчас она беглянка и просительница...
- Доброго вечера, милорд, - стараясь чтобы её голос звучал ровно, наконец-то разлепила губы женщина. Вместе с уходящим из костей холодом, её покидало и самообладание. - Я прошу простить меня, что я оказалась на вашем пороге без предупреждения, да и еще в такое время суток... - она сделала паузу, ожидая, пока подкативший комок слёз снова исчезнет. Ей даже пришлось сделать несколько медленных вдохов-выдохов, прежде, чем она почувствовала, что может продолжать.
- Я хотела попросить у вас убежища... На какое-то неопределенно время, если говорить честно. Хотя наверное лучше будет звучать, если я просто спрошу насколько велико ваше гостеприимство для беглых принцесс, - с долей самоиронии сказала Лианна и по её губам пробежала тень улыбки. Интересно, как быстро её хватятся в Солнечном Копье и не убьёт ли Доран её супруга? Она знала, что правитель Дорна изначально был против, что бы младший брат привозил свою любовницу ко двору, хоть даже он пытался воззвать к благоразумию Лианны, напоминая, что на юге это нормально.
Почувствовав, что от этих воспоминаний слёзы снова готовы потечь по щекам, Лианна переключила внимания на копошащегося младенца.
- Какой очаровательный ребенок, - искренне заулыбалась северянка и подошла поближе и заглянула в маленькое личико. Волны тепла и очарования захлестнули девушку и похождения Оберина перестали иметь значения: у волчицы нет нелюбимых волчат. Так всегда говорила Лиарра Старк и Лианна впитала эту мудрость с молоком.
- Можно? - вопросительно взглянув в лицо Гериона, Лиа сделал характерный жест руками, подразумевающий желание подержать младенца.

+1

5

Осовелым взглядом Герион проследил за тем, как мальчик, опущенный наземь, послушно протопал в сторону кресла и неловко, ещё совсем  по-детски на него взгромоздился. Свет был скудным, и мужчина не мог разглядеть ребёнка в полной мере, однако то, кем он являлся, предположить мог. Картина складывалась странная, как ни крути.
— Миледи, — Герион покинул насиженное место. Взглянув на гостью, склонившую голову, он понял, что та почти не изменилась с момента их последней встречи: всё тот же стройный стан, миловидное лицо. Лишь в глазах поселилась тяжесть. Может, опыт. Может, боль. А, возможно, там нашлось место для всего этого и ещё немного большего. 
Девушка говорила медленно, сдержанно, иногда прерываясь для того, чтобы найти подходящие слова или вобрать в себя побольше воздуха – было видно, что происходящее даётся ей с трудом. Герион слушал внимательно, не перебивая – лицо его, будто бы вытесанное из камня, потеряло всякое выражение. Улыбка исчезла.
—Беглых принцесс… — невольно вторил Ланнистер задумчивым голосом. В его сонной голове, словно в улее, с небывалым оживлением закопошились мысли. Внимательный, резко пропитавшийся сознательностью взгляд безотчётно упал на мальчика. Тёмные волосы, глаза. Да…
Ползучие гады имеют свойство жалить.
— Это моя дочь, — Герион заметил взгляд девушки и перевёл его на ребёнка, на которого он был обращён, — Джой.
Малютка заёрзала на руках у отца, когда Лианна оказалась рядом. Лицо девушки было сдержанным, однако глаза выдавали её, влажно поблескивая в свете свечей. Ей было тяжко – Герион видел это, — однако при всём этом она умудрялась улыбаться.
— Можно, — тихо отозвался мужчина и передал девочку запозднившейся гостье. Джой идея Лианны явно пришлась по душе – об этом говорила её искренняя улыбка.
«Что бы ты сделал, если бы какой-нибудь ублюдок причинил боль твоей дочурке? Сломал бы ему хребет? Вырвал из груди сердце? Или, подобно льву на гербе твоего дома, перегрыз ему глотку?».
— Принц… — осторожно начал Герион после непродолжительного молчания, стараясь подбирать слова при мальчике, являвшемся, судя по всему, сыном Мартелла, — нанёс Вам обиду, миледи?
Конечно же, Змей чем-то задел беглянку – это было очевидно. Однако Ланнистер нуждался в объяснениях: его участие в этой странной авантюре, пускай и косвенное, могло обернуться самыми неожиданными последствиями и посему должно было иметь хоть толику смысла. Выгонять девушку с ребёнком на улицу и заниматься кляузами Герион, впрочем, не собирался в любом случае.
Взглянув на Джой, игравшуюся с брошью Лианны, выполненной в виде копья и солнца, Герион тяжело вздохнул.
—Снимите это, дорогая леди. Иначе слухи о Вашем присутствии доберутся до нашего доброго лорда быстрее, чем Вы успеете моргнуть, — Тайвин был расчетлив, но изворотлив умом и посему плохо предсказуем даже для родных братьев, — и откиньте уж эти проклятые формальности. Вы же знаете моё имя.
Ланнистер устало, но добродушно улыбнулся.

+1

6

Тепло комнаты постепенно наполняло Лианну и холод, который успел поселиться даже в её костях, постепенно покидал тело, заставляя мелко дрожать. Она и представить не могла, что так замёрзла. Но сейчас уже можно было не думать об этом и не волноваться - перед ней стоял всё тот же любопытный и любознательный Герион, которого она повстречала на лесной тропе в окрестностях Винтерфелла. Отпечаток усталости лежал на его лице, но Лиа подозревала, что это от малышки, которая еще недавно давала сольный концерт, если судить по красным щечкам.
Девушка взяла улыбающуюся ей малютку и на секунду чуть сильнее прижала её к себе. Она помнила, как ей было тяжело и страшно рожать Рикарда. Она отчаянно храбрилась, даже когда поняла, что с её мальчиком всё в порядке, но лучшие повитух Дорна волнуются, а Мелларио свои глубоким грудным голосом приказывает срочно положить Лианне на грудь младенца. Помнила, как Арео Хотах несёт её к холодному морю, приговаривая что-то на валирийском. Её сознание тогда то вспыхивало, то угасало. Следующее, что она помнила, как солнечный луч коснулся её лица и лёгкий ветерок промчался по комнате. Дежурившая у её кровати Мелларио вскинула голову, улыбаясь. В то утром Лианна впервые обняла своего собственного ребенка, как до этого обнимала малышку Сареллу, привезенную бравой пираткой. А малышка Джой была очаровательной девочкой с очень внимательным взглядом.
- Она сущая красавица, Герион, - мягко покачивая младенца на руках, Лианна светло улыбнулась. Как бы ей хотелось снова подержать ребенка на руках. Своего ребенка, тут же напомнила сама себе девушка. Но Оберин за всё время, сколько они прожили вместе с Солнечном Копье и Водных Садах ни разу не пришёл к ней ночью. И даже за завтраком он редко появлялся, чтобы составить ей компанию. Но зато бывал частым гостем на тренировочной площадке, где она вместе с девочками тренировалась. Может однажды он бы и понял, что гораздо ценнее для волчицы, чем она показывает. Но теперь уже вряд ли суждено этому сбыться.
Вспомнив об Элларии, которую Змей с такой учтивостью представлял брату, пока Лианна оставалась незамеченной за тонкой занавеской, по щекам северянки невольно прокатилась слеза. Но быстро движение щеки к плечу и никаких признаков, что она вот-вот собиралась заплакать. Повернув Джой к себе лицом, прижимая её к себе одной рукой Лианна сняла держащую плащ брошь. Тяжелая ткань шумно упала на пол, а дочь её спасителя получила желаемое и тут же наградила северянку уверенным тычком в лицо. Дети, продолжая улыбаться теплой материнской улыбкой, подумала волчица. Как жаль, что они так быстро растут! кидая взгляд на сына размышляла Лианна, пока из омута нежных грёз её не вернул вопрос Гериона.
- Принц... - сердце только от этих мыслей сжалось в когтистой лапе боли. Не в силах больше сдерживаться Лианна тяжело опустилась в кресло, и глядя в светлое лицо засыпающей на её руках девочки, начала выговаривать из себя всю эту боль и горечь. Слёзы капали на золотое покрывальце, укутывающее Джой, а Лианна понимала, что теперь даже захоти она - слёзы будет не остановить, пока они не кончатся.
- Они говорят, что в Дорне так принято и совершенно нормально... Но я же не южанка! В нашем мире никогда бы такое не приняли... А тут даже Доран пытался меня убедить, что такое в их стране встречается сплошь и рядом. - сбивчиво, делая длинные паузы между предложениями, иногда задыхаясь от мучающих её рыданий, начала говорить Лианна. - Принц Оберин скоро станет отцом своего шестого ребенка или пятого внебрачного... Меня это раньше никогда не трогало - я всегда знала, что мужчины редко после женитьбы отказывают себе в привычках ночевать в чужих кроватях. И не питала никаких надежд касательно своего мужа. - Лиа аккуратно встала и бесшумно ступая донесла задремавшую малышку до небольшой колыбельки. Конечно, это было мало похоже на настоящую кроватку для любимой дочери, но в качестве для короткого дневного сна, пока отец занимается своими делами вполне была пригодна. Лианна сама велела такую установить в тени большого дерева на тренировочной площадке - не доверявшая Рикарда никому, волчица всегда старалась быть рядом.
- ... Эта женщина... Сэнд... Я не помню, как её зовут... - аккуратно забрав из пальчиков Джой брошь, северянка бросила короткий взгляд на сына - тот тоже устав от дальней дороги спал, свернувшись калачиком в кресле - и подошла к камину, устало упираясь рукой в каминную полку. - Он представлял её Дорану и Мелларио. Говорил, что это его возлюбленная и он хочет, что б она жила в Водных Садах... - чувствуя, как слёзы снова застилают глаза она попыталась себя ущипнуть, но всё бестолку. - ...И что бы все дети росли вместе... Доран сначала был зол на брата, а потом посоветовал ему поселить эту женщину в другом конце замка и "постепенно рассказать об этом жене"... - ироничная и злая улыбка проскользнула по её губам. - Как досадно, что я уже была там, правда? - у неё вырвался слегка истеричный смешок сквозь слёзы. - Тогда-то они и начали говорить мне о благоразумии и прочем прочем... Но как я могу, Герион? Как я могу принять эту женщину, стать с ней подругами и видеть, как Оберин кружит вокруг неё, как никогда не кружил вокруг меня?

Отредактировано Lyanna Stark (2018-02-11 12:35:18)

+1

7

Герион внимательно, не упуская ни малейшей детали, наблюдал за тем, как ласково Лианна обходилась с его дочерью. Она прижимала её к себе с тем нежным трепетом, на который способны только женщины, и девочка, несмотря на то, что была ещё совсем малюткой, явно чувствовала это – она льнула к груди девушки, к этому сосредоточию тепла и искренности, так, будто та всегда была с ней рядом. Картина оная будила в мужчине странные, щемящие чувства; к нему вдруг совершенно неожиданно – как гром среди ясного неба – явилось острое осознание того, что он никогда не сможет дать Джой хоть чего-то отдалённо похожего.
Герион тоже не знал материнской любви – леди Джейн умерла, не оправившись после родов, едва ему минул месяц, – однако Боги наградили его природой более твёрдой, не такой чувствительной, как у женщин. Он родился мужчиной, и рядом с ним всегда были братья – примеры для подражания. Джой же…
– Да, – с некоторым опозданием отозвался мужчина, чувствуя, как вместе с хрипом в голос пробираются отголоски былой горечи, – как и её мать. 
По времени, как только Лианна осознала смысл заданного вопроса, слёзы заполнили её глаза, а щёки вспыхнули алой краской. Она принялась говорить – тихо, но с надрывом, голосом дрожащим и полным несчастья. Герион слушал, не перебивая. Его лицо выражало твёрдость и сосредоточенность, однако внутри мужчина пребывал в растерянности – девичьи слёзы всегда мучительно отзывались в его сердце.
Лианна всё плакала, не находя в себе сил остановиться, и со временем черты Ланнистера ожесточались. Глаза, обычно спокойные и глубокие, темнели от глухого гнева. «Пёсья кровь, – думал Герион обо всех жителях Дорна разом и, вновь и вновь натыкаясь взглядом на плечи Лианны, сотрясаемые горестным плачем, невольно сжимал руки в кулаки».
– Он… Это недостойно мужчины, – в последний момент, едва удержавшись от того, чтобы не назвать Принца Дорна нечестивой приблудой, наконец выдал Герион. Ему и раньше приходилось слышать о похождениях Оберина, однако расказанное Лианной, по его мнению, не выходило, а вылетало стрелой за все дозволенные пределы.
– Пускай катятся со своими распущенными нравами кобыле под хвост.
«Этот брак – ошибка, – думал Ланнистер, с сочувствием поглядывая на девушку, – старому волку не следовало даже помышлять о нём. О чём он только думал?».
– Лианна, – подойдя к замершей у камина девушке, мягко позвал Герион, – Лианна.
В комнате повисла тишина, нарушаемая лишь несмелым потрескиванием огня. Джой тихо посапывала в колыбельке; чернявый мальчишка, уже, кажется, привыкший к трудностям в пути, ютился в мягком кресле – свет от камина путался в его густых ресницах. Всё было бы хорошо, если бы не её слёзы...
«Бедняжка, – с неприятной тяжестью в сердце, осознавая свою беспомощность, думал Герион, – сколько же тебе пришлось вытерпеть?».
В какой-то момент Ланнистер, не знавший до этого, что нужно делать, осознал всё, что, кажется, было необходимо – плавно подавшись вперёд, он молча обхватил Лианну руками. Он ожидал, что она – такая хрупкая в его объятьях – попытается отстраниться… Однако этого не произошло. И руки Гериона сжались сильнее.

+1

8

- Он такой, какой есть... - неожиданно, даже для самой себя, встала на защиту Змея северянка. Она помнила, что еще несколько дней назад готова была намотать кишки Оберина на жернов и положить его голову на пути дикого табуна. А еще лучше своими руками воткнуть ему нож в печенку, обрекая на мучительную смерть. Но научившаяся от собственного мужа за время проживания на юге прицельно метать увесистые предметы - Лианна постаралась размозжить голову Змея какой-нибудь вазой или кувшином. Жаль, что в итоге не получилось, лишь осколок отлетевший от стены поцарапал южанину висок. Впрочем, вид крови успокоил волчицу и она для себя решила, что ей больше не место среди песков. - Может они где-то и правы, позволяя мужам и женам иметь любовников... Ведь так часто происходят браки против воли. - новая порция слёз покатилась по её щекам. Она вспомнила дом со всеми его жителями, даже теми, кого уже нет. Отец, Брандон... Если бы Брандон мог узнать о случившимся и приехать за ней! Старший братец именно так и поступил бы не сомневаясь ни секунды. Благополучие единственной сестры были для него одной из самых важных вещей на свете. Может даже он был прав, утверждая, что с Робертом ей было бы лучше. Но молодой Олень теперь Король, а она принцесса народа, который не стесняется сильных женщин.  Всё случилось так, как должно было и даже лучше. Только вот почему так больно?
- И всем же было понятно что Оберин за человек. - горько заметила девушка и усмешка снова на короткое мгновение поселилась на её губах. - Я стала женой этого человека только из-за глупого стечения обстоятельств и из-за любопытства, которое одолевает всякого, всю жизнь прожившего на одном месте... А потом вдруг встречает кого-то, кто уважает твоё мнение, интересуется твоим умом, поддерживает в чем-то неприличном для общества. Я сейчас говорю мече в руках леди, если что...
Лиа почувствовала теплое кольцо рук Гериона, притягивающего её к себе. Уставшая от боли, шальных мыслей, сожалений и сомнений девушка прижалась лбом к груди Льва и обхватив его руками за пояс разрыдалась с тем отчаянием на которое способна только молодость и разбитое сердце. Но бесконечно плакать тоже не возможно и постепенно Лианна успокоилась и пригрелась в объятиях Гериона. Девушка смотрела на огонь, слушая тяжелые удары сердца обнимающего её друга и наконец-то рискнула вновь спросить то, о чем задавала вопрос, когда только вошла в комнату.
- Я и мой сын... Мы можем остаться ? На какое-то время, пока я не придумаю как действовать дальше.- чуть отстраняясь, но не расцепляя рук, заглянула в лицо собеседника. Она видела хмурые складки на лбу, потемневшие от злости глаза и снова вспоминала Брандона. - Взамен я могу предложить присматривать за Джой, благо опыта ухаживания за чужими детьми у меня предостаточно и уж тем более за девочками, - Лианне было очень неудобно за свою вспышку слабости и теперь всячески пыталась сделать вид, что ничего не было. Она же Старк. Гордая, сильная и несгибаемая волчица Винтерфелла. А тут взяла и разрыдалась... Это всё от усталости, мысленно успокоила себя девушка. Она постаралась снова улыбнуться, хоть и ощущала, что её глаза опухли от слёз, нос покраснел, а щёки все мокрые - в общем первая красавица, чего уж там. - Ведь если я правильно понимаю, то твоя дочка растёт без матери? - Лиа постаралась максимально тактично прояснить этот вопрос, запоздало подумав, вдруг женщина просто больна, а здесь волчица, которая может потревожить хрупкий мир и спокойствие. Она мягко расцепила руки, переложив их на широкую грудь, создавая таким образом небольшую дистанцию и снова улыбнулась.
- А вы и вправду совсем другой, нежели привыкли говорить и считать о Ланнистерах.

Отредактировано Lyanna Stark (2018-02-11 14:12:16)

+1

9

«Она любит его, – вдруг осознал Герион, глядя на мечущуюся, потерявшуюся в собственных чувствах девушку». Ситуация была странной, неприятной, и монолитная плита внутри с каждым мгновением становилось всё тяжелей: мужчина вспоминал о том, что терзало его самого, и слабо, едва заметно ухмылялся. Всё-таки любовь – странная, неподвластная разуму штука… Он знал об этом не понаслышке.
Герион ничего не ответил, когда Лианна заговорила о браках, обычно навязываемых мыслями об их необходимости ввиду выгоды и благости… Промолчал. Такое встречалось сплошь и рядом, однако самого Ланнистера пока что обходило стороной – Тайвин ещё не успел превратить младшего брата в разменную монету для своей игры, и последний был благодарен судьбе за это.
– Тихо, – зашептал Герион, когда монолог Лианны вновь утонул в потоке слёз, и прижал её к себе крепче, – тихо.
Уставшая от одиночества и боли, Лианна уткнулась носом в грудь Ланнистера. Он не возражал – просто был рядом, чувствуя горячее сбитое дыхание даже сквозь толстый камзол. Смотрел в огонь, изредка переводя усталый взгляд на спящих детей. «Неужели когда-то они будут страдать так же?».
– Можете, – Герион слабо улыбнулся, когда всхлипы утихли, а голос девушки стал твёрже, – покуда я жив, ты всегда сможешь найти здесь помощь.
Положив ладони на грудь мужчине, Лианна деликатно отстранилась. Тот, в свою очередь, ощутил непонятную неловкость и предупредительно ослабил объятья, чтобы гостья могла освободиться. Картина, надо полагать, была странной и, попав на глаза «не тем» людям, могла породить множество неприятных слухов.
– Джой… Да, – выдержав паузу, ответил Герион. После стеснённо откашлялся. Отвёл глаза в сторону. Замолчал, уставившись в огонь.
– Её мать скончалась, – он встретился со взглядом Лианны, ожидая увидеть в нём безмолвное осуждение, – из-за меня.
«Наказание! – назидательным голосом уверял септон крестьян, – Это наказание Богов за внебрачную связь!». Спустя недели, глядя из седла на вздёрнутый, изуродованный воронами труп, Герион думал… Думал о том, за что же покарали Боги этого человека, своего служителя? 
– И что же говорят о Ланнистерах? – подойдя к столу, Герион небрежно плеснул в кубок вина и, оглянувшись на девушку, застыл в полуобороте.

+1

10

- Спасибо, - беря себя в руки улыбнулась Лианна. От души немного отлегло и теперь она облегченно выдохнула - она и её волчонок в безопасности и у неё есть время навести порядок в душе и сердце. Возвести новую бронь, за которой она будет в безопасности от любых поступков своего мужа. Она подошла к столу и кончиками пальцев коснулась руки Гериона. - Если я когда-нибудь смогу отплатить за твою доброту..
В этот момент задремавшая было малышка тихонечко закряхтела, в попытке проснуться да устроить новый концерт для новых слушателей. Но Лианна одним грациозным движение оказалась рядом с кроваткой и взяла девочку на руки. Джой удивленно уставилась в новое лицо и вопросительно пускала пузыри. Устроившись с своей ношей в кресле, Лианна стала медленно укачивать малышку, тихо напевая:
- Коли в жизни далекой другой
Князь серебряный был бы мне мил,
Он ходил бы студеной рекой,
На уздечке бы солнце водил,
На узде золотой…
- когда-то - в другой жизни, не иначе - она часто вспоминала эту песню и плакала по ночам, приглушая свою боль подушкой. Ведь когда-то волчица позволила себе засматриваться на серебряного дракона, всем сердцем желая его. К счастью ли, к горю ли, но его женой была Элия Мартелл, ставшая потом ей названной сестрой. А белокурый принц растворился в омуте событий. Хотя Лианна до сих пор иногда гадает - было ли его сочувствие продиктовано только заботой о новой родственнице, а мелкие знаки внимания проявлением хорошего отношения? Но об этом уже никто не узнает и никто не расскажет. Рейгара убил Роберт. Элию убил прислужник Ланнистеров, вместе с её детьми. И на Мартеллов легла чёрная тень утраты.
- Из-за вас? - девушка чуть нахмурилась. Она внимательно смотрела на Гериона, а затем лоб разгладился и девушка сочувствующе улыбнулась Льву. - Любая женщина способна выбирать, как ей поступить и ни один мужчина против её воли не сможет её заставить. Вы же не приковали её к стене в одной из своих темниц? - шепотом поинтересовалась Лиа, аккуратно вставая. Вместе с Джой она мягко ступая прошла по комнате и подняла упавший на пол плащ и аккуратно накрыла им своего сына. Взъерошила Рикарду волосы и осторожно присела рядышком на край кресла. - Я сама чуть не умерла давая жизнь своему волчонку. Дорану и Арео пришлось здорово понервничать, прежде чем один из них додумался отнести меня в холодное море, что б остудить лихорадку. Правда я этого всего не помню, лишь со слов другоих. - она знала, что Доран до сих пор припоминает брату, что того не было рядом с женой в самый нужный момент. На эту тему волчица уже тоже ругалась с Оберином. Да, могла написать. Да, могла просить вернуться. Только зачем?
- Ну, думаю высказывания про золото уже не новы? - почти серьёзно уточнила волчица, продолжая покачивать малышку. Но улыбка всё равно появилась на лице Лианны и она чуть склонила голову на бок, разглядывая Гериона. - Дорнийцы вообще не говорят о вас печатных слов, помня, что ваша семья повинна в гибели всеми любимой Элии. Я, к сожалению, была с ней знакома очень мало, но даже я прочувствовала на себе её доброту и заботу о других. Старков же вы не волнуете, хотя некоторые и поговаривают, что золотом вы не только... ммм... справляете великую нужду, но и оно у вас течет вместо крови. Поэтому в сердцах Львов нету жалости, сожалений или пощады к тем, кто проявил слабость.

Мельница - Обряд

Отредактировано Lyanna Stark (2018-02-18 03:36:39)

+1

11

Герион взглянул на пальцы, коснувшиеся его руки, и слабо, едва заметно усмехнулся фразе, утонувшей в тихом потрескивании огня. В голове его пронеслась мысль о том, что отплатить тем, чем ему так хотелось бы – добрым словом, сказанным в нужное время, – Лианна уже вряд ли сможет. Точнее, сможет, но будет ли то иметь хоть какой-то смысл? Жизнь затеяла с ним странный танец, где каждое грациозное движение – едкая насмешка.
Дочь тихо захныкала в люльке, но запозднившаяся гостья в мгновение ока оказалась рядом и подхватила её на руки. Устроившись в кресле, Лианна начала негромко напевать песню – Смеющемуся казалось, что он когда-то уже слышал её, – которая была для неё явно чем-то большим, чем просто колыбельной.
– Да, из-за меня, – вполголоса ответил Герион на вопрос, – любить тех женщин, что любить нельзя – мой терновый венец.
Так было с матерью Джой, ныне – с одной из дочерей вассала её, Лианны, деверя. Не то чтобы жизнь ничему не учила Гериона, однако любовь – не то чувство, с которым представляется возможным бороться. 
– Нет, – вполне серьёзно откликнулся Ланнистер, –  Я рыцарь, обеты для меня – не пустой звук. Мой удел – защищать слабых, а не мучить их в темницах.
«На то есть лорды».
Герион представил раздражённое лицо брата, коли бы тот слышал сейчас его речи, и ухмыльнулся. Впрочем, ничего необычного: он редко оправдывал надежды Тайвина.  Этот факт, однако, почти не печалил Гериона: он знал, что то, что для одного слабость, для другого – сила.
– Что же, этот бой – ваш, – Ланнистер устало улыбнулся, переведя взгляд на мальчишку, свернувшегося калачиком в кресле – ребёнка, рождённого от самого неожиданного союза.
Последовавший монолог заставил Гериона поморщиться словно от пощёчины.
– Ерунда, – ответил мужчина много жёстче прежнего и отвёл взгляд. В какой-то момент он подумал о том, что ему стоило промолчать – Тайвину льстили подобные мнения – не этого ли он добивался? – однако схожие идеи претили ему самому.
– Я не могу с уверенностью говорить о предках, но о братьях – вполне, – сжав кубок рукою, Герион поднёс его к лицу движением несколько порывистым. – Мы трое – Киван, Тигетт, я – и сильны, и страшны по-своему. Однако «золота» в крови никогда у нас не было.
Тигетт был храбрым и доблестным воином. Киван беззлобен, верен семье, справедлив и честен. Герион… Герион – заноза в заднице лорда.
– Что до Тайвина – так ведь он прекрасен в своей уникальности.
Отпив из кубка, Ланнистер отвернулся.
«Зря я это сказал».
- Думаю, ты и твой сын устали, Лианна. Уже поздно.

+1

12

+

Позволю себе сделать небольшой сдвиг во времени. И через круг может стоить звать Оберина или еще пару кругов?


Я жду тебя домой
     По колотому льду
     В усталой тишине
     Блуждая по страницам
     В холодном хрустале
     Я берегу звезду
     Чтоб у последних врат
     Вдруг обернуться птицей
(с) Тэм Гринхилл - Закатный Вестник

Прошло три недели после побега Лианны, да ночного прибытия на порог одного из Ланнистеров. Северняка обжилась, разведала тропы среди холмов для долгих прогулок, возилась с Джой, когда Герион был слишком занят делами, читала книги в обширной библиотеке и вместе с сыном устраивала шуточные бои. Только вот пока сама стеснялась спросить у местного мастера над оружием не деревянный клинок, а настоящий кованый меч. Свой же она в спешке забыла в Солнечном Копье о чем сейчас сильно жалела. Лук и скорость коня - всё, на что она рассчитывала, случись её путешествию затянуться.
Конечно, в душе она знала, что так вечно длится не сможет и однажды тому пришло подтверждение в виде письма с Утёса Кастерли, вопрошая, не знает ли Герион что-то о принцессе Дорна, пропажей которой оказался очень озадачен местный правитель. Лианна же только хмыкнула, когда прочитала имя Дорана... Впрочем, чего она хотела ? Чтобы Оберин бросился носиться по Вестеросу в поисках своей нелюбимой жены ? Святая наивность.
- Я много думала и я наверное злоупотребила вашим.. твоим... - замялась Лиа, смотря как горит в камине брошенное в огонь письмо. Задумчиво покусала губу, теребя край накидки - денек выдался холодноватым и волчице хотелось зарыться в ворох теплых вещей, да читать сказки сыну. - Наверное мне стоит навестить моих родных, пока еще есть хоть какой-то шанс проскочить с караваном.
Девушка снова замялась, старательно изучая развешенные по стенам гобелены, словно впервые их увидела. Хоть и успела их рассмотреть за время долгих вечерне-ночных бесед с хозяином замка. Ей нравилась та способность Гериона, которая давала ему возможность красочно рассказывать о своих планах, как будущих, так и прошедших. Мир был таким большим, а она видела так ничтожно мало! Аж обидно становилось в такие моменты.
- А еще... Недавний торговец лошадьми был из Дорна и я боюсь, что это письмо было не просто вопросом. - Вообще спустя этой встречи прошло уже с неделю и вряд ли Мартеллы так долго бы бездействовали. Но внутреннее волчье чутье подсказывало, что грядёт буря. Откуда и какая - пока не понятно, но определенно что-то тёмное начинало висеть на головой волчицы. Но не о чем жалеть. Лианна отвернулась от огня к Гериону и улыбнулась лёгко и светло. Она убедилась, что друзья могут найтись в самых неожиданных местах, а тот переполох, который она и маленький Рикард регулярно устраивали в замке Смеющегося Льва с его немого позволения явно внесли сюда больше жизни. Она вспомнила кухарку, которая еще неделю возмущенно "кудахтала", что леди себя так не ведут и не учат глупостям своих детей, когда обнаружила, что запас муки сильно пострадал - зато у замка появилось два смеющихся "приведения", гремящих цепями и завывающих на проходящих слуг. Улыбка девушки стала шире, а в глазах появились искорки смеха. Она даже щипнула себя за бедро, сдерживая смех и вспоминая, как подмешала Гериону в рагу несколько щедрых ложек острого перца. В глубине души ей было стыдно за свою выходку, но даже Джой оценила её шутку и заливалась смехом, когда отец девочки с покрасневшим лицом пытался запить "остринку". Но не всё было сплошным развлечением: Лианна женской рукой "прошлась" по замку, придав более жилой вид пустым комнатам, распоряжалась на кухне касательно продуктов и меню, даже спряла в подарок один плащ. Впервые за долгое время она хоть каплю ощутила себя хозяйкой чего-то - в Дорне всем заправляла Мелларио, дома же... Дома она выполняла свою обязанность, потому что больше было некому. А здесь...
- Только я бы хотела подготовиться к поездке и, если ты не против, побуду еще с неделю. Думаю за это время я успею раздобыть для нас с Рикардом теплые плащи. Не дело тебе ссориться с родней из-за меня. И, наконец-то, не сможем больше откладывать тот спор, кто из нас способен больше выпить вина. - лукаво улыбаясь, подмигнула Гериону северянка.

+1

13

Оторвав взгляд от куска пергамента, заверенного гербовой печатью, Герион упёрся взглядом в большой барельефный щит, висевший над камином. Шагавший по красному полю лев, изображённый на нём, беззастенчиво и победоносно ухмылялся.  Рука Ланнистера, не отрывавшего глаз от Царя, призванного глумиться над врагами, сжалась – медленно, но твёрдо, – и вскоре скомканное ею письмо, написанное самим Хранителем Запада, пожрал ненасытный огонь. 
– Ты ведь знаешь, что это не так, – застыв вполоборота, ответил Герион. – Ты всегда можешь на меня положиться.
Сокрытие беглянки сулило большие неприятности, однако он никогда бы в этом не признался; словно изувеченный лев на щите – вмятина, хоть и выправленная,  уродовала могучие лапы, – в любой ситуации, даже самой паршивой, Ланнистер неотступно продолжал улыбаться.
– Далеко же забрался этот торговец, – Герион, даже не пытаясь сокрыть своей иронии, усмехнулся в ответ на резонное замечание и неторопливым шагом отправился в сторону стола, – интересно, в Эшмарке и Проклятой Крепости он тоже побывал?
Мир всегда стремился  к извращённой, своеобразной, но всё же гармонии. Он не терпел пустоты, а Тайвин – брешей. Лорд Утёса Кастерли закрыл пробоину, которую когда-то сам сделал: земли, некогда принадлежавшие Тарбекам и Рейнам, некоторое время пустовали. Сейчас же… Сейчас же среди горных массивов и туманных долин высился Коргарф. Гериону полагалось присматривать за северной частью Запада: Бэйнфортами, Марбрандами и Вестерлингами.
– Мы найдём тёплые вещи, – недоверчиво покосившись на девушку, рассматривавшую гобелены с батальными и охотничьими сценами, ответил Ланнистер, – и людей, что помогут вам в дороге.
Лианна, пробывшая в чертогах Коргарфа три недели, изменилась: девушка приободрилась, повеселела и наполнила жизнью серые стены замка. Она дала ему то, в чём он так остро нуждался – смех и толику переполоха. Несмотря на это, неуёмная тревога не могла покинуть её окончательно – Герион понимал это. 
– Как Рикарду меч со щитом? – как бы между делом осведомился Ланнистер об игрушках, подаренных мальчишке неделей ранее. – Нравятся?
Достав из сундука свёрток много бо́льший, чем в прошлый раз, Герион приблизился к Лианне.
– Это мой подарок тебе в знак дружбы и расположения, – взглянув девушке в глаза, он смахнул ветошь, и та тут же соскользнула на пол, открыв взору добротную кожу, из которой были сделаны ножны для не менее добротного меча – на его клинке охотились вместе инкрустированные умелым мастером волк и лев. – Надеюсь, ты будешь использовать его по назначению как можно реже, Лианна. А ежели нет, то пускай он сослужит тебе добрую службу. 
Вложив меч, подогнанный оружейником по размеру, в руки ошарашенной девушке, Герион улыбнулся.
– А вина я всё равно выпью больше.

0


Вы здесь » Time After Time | A Song of Ice and Fire » Год Ложной Весны » show me pain [Gerion&Lyanna, 3мес. 286г.]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC